Часть 1. Страницы 20-30
Николай Галущак - Предсказания попутчицы
09.11.2016 19:44

На следующее утро Клавдия Ивановна Круглова пришла в школу, где училась Настя. В учительской ей сказали, что Елизаветы Петровны пока нет, и просили подождать ее в коридоре. Через несколько минут к ней обратилась женщина:

- Это вы меня спрашивали? Я Елизавета Петровна.

- Да, я. Здравствуйте, Елизавета Петровна. А я Клавдия Ивановна, мать Насти Кругловой.

- Хорошо, что вы пришли. У нас вчера произошел очень неприятный случай, и Настя…

- Я знаю, что у вас произошло, - не дав договорить Елизавете Петровне, произнесла Клавдия Ивановна. Прошу во всем разобраться и принять соответствующие меры, в противном случае я буду вынуждена обратиться в милицию.

- Что-то я вас не пойму. Причем здесь милиция?

- Как причем? Речь идет об умышленном причинении вреда здоровью. Разве не является поводом для обращения в милицию?

- О чем вы говорите?  О том, что ее пожурили за похищение тетради с моего рабочего стола?

- Насчет тетради мы позже поговорим, сейчас я прошу вас разобраться в том, кто положил в кеды Насти стекловату?

- Какую еще стекловату, о чем Вы говорите?

- Да я вижу, вы вообще не в курсе, что у вас в классе творится. Кто-то из ваших учеников положил в спортивную обувь Насти стекловату, в результате чего Настя пришла домой с изодранными до крови ногами. К тому же, по всему телу у нее появилась сыпь, и мне весь вечер пришлось заниматься ее лечением.

- Какой кошмар. Но я об этом не знала. И почему Настя ничего мне не сказала?

- Очевидно, не успела сказать из-за ваших разборок с этой злополучной тетрадью, которую, кстати, она действительно не брала с вашего стола, и кто подложил ей эту тетрадь в сумку, разумеется, не знает. Я тоже не знаю, кто из ваших учеников это сделал, но, настаиваю на том, чтобы перед Настей извинились в присутствии всего класса, так же, как унизили перед всем классом и, думаю, Вам тоже нужно извиниться перед Настей. А сейчас я спешу на работу. До свидания!

- До свидания, - ответила Елизавета Петровна и пошла в учительскую. От всего услышанного ей стало как-то не по себе. Прозвенел школьный звонок, но Елизавета Петровна его не услышала: она мысленно вспоминала все, что произошло. Вчера, проверяя сочинение Эльвиры Паршиной, она обратила внимание на большой объем сочинения. Написано оно было аккуратным почерком и без ошибок, по времени такое сочинение можно было написать не менее, как за час, а не за сорок минут, которые на него отводились. Елизавета Петровна сразу не придала этому значения, подумав, что, может, Эльвира очень быстро писала. Но, сегодня, после разговора с матерью Насти Кругловой, у нее появились большие сомнения по поводу написания этого сочинения.

Елизавета Петровна вышла из учительской и направилась в спортивный зал. Зайдя в раздевалку для девочек, она увидела, что в стоящей в углу корзине для мусора лежала стекловата. «Выходит, Клавдия Ивановна была права, я абсолютно ничего не знаю, что происходит в моем классе, - подумала Елизавета Петровна. – Какой позор! Нет, я этого так не оставлю, придется во всем разобраться.

 

 

-- -- --

 

 

Игорь проснулся от того, что кто-то настойчиво звонил в дверь, будильник, стоящий рядом на стуле, показывал 10 часов утра. «Вот и в школу проспал, - подумал Игорь и в это время услышал щелчок дверного замка. В комнату вошла его бабушка.

- Игорек, что случилось? Я тебе вчера весь вечер звонила и сегодня утром несколько раз, а ты трубку не берешь. Я даже в школу позвонила, мне сказали, что тебя нет.

- Я не слышал звонков, я даже будильника не слышал.

- Как это, не слышал? Разве так можно, я ведь беспокоюсь. А ты, случайно, не заболел? Что-то вид у тебя нездоровый.

Бабушка подошла к кровати и положила руку на лоб Игоря.

- Ой, да ты горячий весь! Лежи в постели. Я сейчас градусник поищу.

Игорю, действительно, было плохо. Ему казалось, кто-то сжимает грудь и из-за этого трудно дышать. Поставив Игорю градусник, Вера Ивановна прошла на кухню и поставила на плиту чайник, после чего вернулась в комнату и только сейчас заметила лежащие на полу возле письменного стола вещи Игоря.

- Игорек, а что вещи то на полу валяются?

- Я забыл их вчера прибрать.

Вера Ивановна, подобрав с пола вещи, хотела убрать их в шкаф, но они были мокрыми.

- Игорь! А почему твои вещи мокрые?

- Спасал вчера девчонку и парня, пришлось искупаться.

- Эх, ты, горе-спасатель! Вода, поди, ледяная в реке, вот и простудился.

Вера Ивановна отнесла мокрые вещи в ванную комнату, положила в таз, налила воды и добавила стирального порошка. «Потом постираю», - подумала Вера Ивановна и вернулась в комнату. Подойдя к Игорю, увидела, что он спит.  «Надо же, так быстро заснул», - подумала Вера Ивановна и, осторожно, чтобы не разбудить Игоря, вытащила градусник. Столбик ртутного термометра показывал 40.3 градуса. – О, как! Плохи дела, уж больно высокая температура, надо врача срочно вызывать или скорую помощь». Подумав, все-таки решила вызвать скорую. Позвонив по телефону, услышала протяжный свисток, доносившийся с кухни – это закипал чайник. Вера Ивановна побежала на кухню, выключила чайник и достала из буфета баночку малинового варенья, но, подумав, решила с чаем повременить, так как Игорь спал, а сон, как известно, лучшее лекарство.

Вскоре приехала бригада скорой помощи. Врач и медсестра прошли в комнату. Осмотрев Игоря, врач сказал, что его надо везти в больницу, так как есть подозрение на воспаление легких, но точный диагноз сможет сказать лечащий врач в больнице. Они попросили Веру Ивановну приготовить все необходимые предметы гигиены и вещи. Спросили у Игоря, сможет ли он сам дойти до машины скорой помощи, стоящей у подъезда дома?  Игорь утвердительно кивнул головой.  Вера Ивановна быстро собрала все необходимое и вместе с Игорем вышла на улицу. Через пару минут машина скорой помощи отъехала от дома. Вернувшись в квартиру, Вера Ивановна пошла в ванную комнату, чтобы постирать вещи, которые она замочила в тазу.

 

 

-- -- --

 

 

Шел урок английского языка. Когда учительница спросила, кто отсутствует, дежурный по классу ответил: «Сегодня на уроке нет Кругловой, Плетневой и Субботина». Учительница всех отметила в классном журнале и продолжила урок. «Странно, - подумала Эльвира. – Почему их нет на уроке? Хотя, с Кругловой понятно, ей, наверное, стыдно в школу идти после вчерашнего конфуза. А Субботина и Плетневой почему нет?»  Вчера вечером она звонила Светке, извинялась перед ней за грубые слова и за то, что ей нахамила. Все-таки, Светка у нее единственная подруга, и Эльвире не хотелось, чтобы они окончательно поссорились. Светка сказала, что простила ее, но почему в школу не пришла – неизвестно. И непонятно почему Субботин в школу не пришел. Эльвира посмотрела по сторонам. Увидев Нечаева, тут же отвернулась. «Надо же, этот «балбес» на уроке. Шантажист поганый». Эльвира вспомнила вчерашний вечер, когда после звонка открыла дверь и увидела стоящего перед ней Витьку Нечаева.

- Ты, случайно, адресом не ошибся, - спросила Эльвира.

- Не ошибся. У меня к тебе разговор.

- Мне не о чем с тобой разговаривать. – Эльвира стала закрывать дверь, но Нечаев подставил ногу.

- Ты не спеши дверь закрывать. Червонец дашь, и я уйду.

- С какой стати я тебе червонец должна дарить?

- А с той, что я все знаю про твои грязные делишки. – И Витька изложил содержимое подслушанного им разговора.

- Ну, так как насчет червонца?

- Если я червонец тебе дам, ты навсегда забудешь о том, что слышал и никому не скажешь?

- Конечно, забуду. Буду нем, как могила. Век воли не видать.

- Ты что, блатной?

- Нет, приблатненный.

Эльвира сходила в комнату, достала из своей копилки десятирублевую купюру и, вернувшись, отдала ее Витьке Нечаеву. Получив деньги, Витька ушел. Эльвира потом долго размышляла над всем происходящим, о том, что произошло за день. Вот и сейчас, сидя на уроке, она все еще мысленно вспоминала обо всем, что было вчера.

 

 

-- -- --

 

 

Владимир Петрович Круглов подъехал к подъезду своего дома на новеньком УАЗе, открыл дверь и зашел в квартиру.

- Настя!

Ему никто не ответил. Владимир Петрович постучал в дверь комнаты. Услышав стук в дверь, Настя проснулась.

- Настя, - снова громко произнес Владимир Петрович.

- Папа, это ты? – наконец, отозвалась Настя. – Можешь войти.

Владимир Петрович вошел в комнату.

- Настя, слушай и не перебивай. Во-первых, я очень рад, что ты хорошо спала. Во-вторых, хотелось бы знать, как твое самочувствие? В-третьих, ты должна сейчас одеться и со мной вместе проехать до магазина: хоть мать и написала размеры, я в них ничего не пойму.

- Папа! Но, я даже не умывалась и не завтракала.

- Настя! У меня мало времени, поэтому позавтракаешь потом, в крайнем случае, возьми с собой бутерброд, съешь его по дороге. А умыться, конечно, умойся, только быстро.

- Я представляю, как буду идти по дороге, есть бутерброд.

- Не будешь идти по дороге, у подъезда машина стоит.

Через несколько минут они вышли из подъезда.

- Ух, ты! Какая машина, новая…

Владимир Петрович открыл дверцу.

- Садись быстрее.

Настя села на заднее сиденье.

- Машина, действительно, новая. Чувствуешь, еще свежей краской пахнет?

- Да, чувствую.

- Новая модель, УАЗ-469, изготовлена по заказу Министерства обороны. К нам в часть 5 штук таких поступило. Со следующего года запустят в серийное производство.

- Папа, а что покупать будем?

- А все, дочь, все, потому как бесполезно стирать вещи, которые соприкасались со стекловатой: все равно мельчайшие частицы останутся в ткани, как ты ее не стирай, и будешь потом чесаться постоянно. И кто у вас такой придурок, совсем, наверное, без мозгов? Это еще хорошо, что так все обошлось, а если бы глотнула воздуха с пылью этой стекловаты, потом бы легкие замучилась лечить.

В магазине купили для Насти новую школьную форму, спортивную форму, обувь и все остальное.

- Что-то мать еще говорила купить надо, но я забыл. Если что, купим потом, когда из командировки приеду.

- Папа, а ты что, в командировку уезжаешь?

- У меня через три часа поезд отходит. А ты думаешь, что я так тороплюсь? Я тебя до подъезда довезу, и ты с вещами домой, а я в Москву, на вокзал. Чемоданчик с вещами у меня уже с утра готов, вон, видишь, рядом с тобой на сиденье лежит.

- Вижу, папа. А когда ты домой приедешь?

- Вася! Аккуратно, собаку не задави. Все, Василий, здесь тормози. Ну, что, Настена, сама донесешь покупки?

- Донесу, папа. Но ты не ответил, когда домой приедешь.

-  В командировке буду неделю. Все, Настя, пока!

УАЗ заурчал и тронулся с места, Настя вслед помахала рукой

 

 

-- -- --

 

 

Заканчивался учебный день, шел последний урок русского языка. Эльвира с нетерпением ждала, когда прозвенит звонок. Но, после того, как он прозвенел, услышала голос Елизаветы Петровны.

- Паршина остается, остальные свободны.

- Елизавета Петровна, почему я должна остаться?

- Всему свое время, сейчас узнаешь.

Елизавета Петровна подала Эльвире тетрадь с ее сочинением. Эльвира открыла тетрадь: внизу, под сочинением, красной ручкой была выведена цифра 5.

- Посмотрела?

- Да.

- Теперь внимательно все прочитай.

- Зачем читать, Елизавета Петровна? Ведь я сама все это писала.

- Хорошо. Не хочешь – не читай, но, в таком случае. Вот тебе чистые листы бумаги, будь любезна, напиши то же самое, что ты написала в тетради, только в моем присутствии.

- Елизавета Петровна! Вы, что, не верите, что это сочинение я сама писала?

- Есть одна хорошая поговорка: «Доверяй - но проверяй». И хватит болтать попусту, доставай ручку и начинай писать

Эльвира придвинула к себе ближе листы бумаги и начала писать.

Эльвира, который час? Что-то мои часы остановились.

- Тринадцать часов сорок пять минут, Елизавета Петровна.

- Пиши, пиши, больше отвлекать не буду.

Елизавета Петровна достала из портфеля стопку тетрадей и начала проверять домашние работы по русскому языку. Эльвира продолжала писать сочинение. Время шло. Наконец, Эльвира положила на парту ручку и перечитала написанное ею сочинение.

- Елизавета Петровна, я все написала.

- Хорошо. А сейчас который час?

- Ровно пятнадцать.

- Что у тебя по математике, Эльвира?

- Не понимаю, причем здесь математика?

- И все же?

- Пятерка у меня по математике, Елизавета Петровна.

- Тогда для тебя не составит большого труда определить время, затраченное тобой на сочинение.

- Разумеется, получается один час пятнадцать минут.

- А сколько времени отводилось на уроке? Вот, Паршина, и разгадка твоей загадки.

- Что-то я не пойму, какая разгадка, загадка, о чем вы, Елизавета Петровна?

- Тебе самой разве не стыдно за свой поступок?

- Елизавета Петровна! Я не понимаю, о чем вы говорите.

- Паршина! Только не выводи меня. Хватит прикидываться дурой. Напакостила, умей отвечать за свои поступки. Я только одного не могу понять: зачем ты это сделала? Новенькая всего два дня в школе проучилась, а на третий день ее уже унижают в присутствии всего класса. И ведь я тоже принимала в этом участие. Как ты могла такое сделать? А ведь я верила тебе, Паршина, но теперь никакой веры тебе не будет. Ты понимаешь, Паршина, что своим пакостным поступком ты и меня скомпрометировала? Позор на мою голову.

- Елизавета Петровна, простите меня. Я не хотела, то есть, я не думала, что все так получится.

- А иногда полезно думать, Паршина. Так вот, думай о своем дальнейшем поведении и своих поступках. Завтра выходной, а в понедельник, я думаю, Круглова придет в школу. И в присутствии всего класса ты попросишь у нее прощения. Все, Паршина, можешь идти домой. Я надеюсь, ты все поняла?

- Да, поняла.

- Тогда до свидания.

- До свидания, Елизавета Петровна.

Эльвира вышла из класса и отправилась домой: на душе у нее было противно. Проходя мимо кондитерской, она не удержалась и купила несколько пирожных. Потом Эльвира решила зайти к Светке Плетневой, узнать, почему она в школе не была? Подойдя к двери квартиры, где жила Светка, Эльвира нажала на кнопку дверного звонка. Услышала приглушенный голос Светы:

- Кто там?

- Света, открой, это я.

- Заходи, Эльвира, дверь не заперта.

Эльвира прошла в квартиру и начала снимать обувь.

- Можешь не снимать туфли, полы грязные. Как раз собираюсь уборку в квартире делать.

- Света, ты почему в школе сегодня не была?

- Да мать что-то приболела, попросила, чтобы я почту за нее разнесла. Пока весь участок обошла – запарилась. И как она с этой сумкой каждый день таскается.

- Так она дома сейчас?

- Нет, в больнице.

- Как в больнице?

- Я когда почту разнесла, домой вернулась. К тому времени матери совсем плохо стало, скорую помощь вызвала. Те приехали, посмотрели, давление померили, пульс, а потом в больницу увезли.

- Так что с ней?

- Что-то с сердцем. В кардиологию ее положили. Я уже звонила в больницу, в третьей палате она лежит. Завтра схожу к ней в часы приема.

- А отец опять в рейсе?

- Где ему еще быть? Укатил на своем рефрижераторе на Дальний Восток, недели через две только появится.

- Света, а чай есть у вас в доме?

- Конечно, мать недавно купила пять пачек чая №36.

- Тогда ставь чайник, я пирожные принесла.

- Ой, Эльвира! Опять пирожные. За фигуру не боишься?

- Не боюсь. Иногда, кроме пирожных, вообще ничего не ем. Ты ведь в курсе, что у меня мать постоянно занята: то собрания, то совещания, а еще в горкоме пропадает; готовит редко, в основном, мне деньги на столовку дает.

- Ладно, пошли на кухню, чайник поставим.

- Возьми пирожные, я пойду, руки помою.

Светлана поставила на плиту чайник, распаковала новую пачку чая, чтобы сделать свежую заварку. В кухню зашла Эльвира.

- А в школе сегодня что нового?

- В общем, ничего нового. Кроме тебя еще Кругловой не было и Субботина.

- Интересно. А почему не было, не знаешь?

- Откуда? Хотя с Кругловой понятно, я думаю, ей стыдно было в школу идти после вчерашнего конфуза, а почему Субботина не было – ума не приложу.

- Может, заболел?

- Ну, прямо заболел. С чего бы вдруг? Он здоровее нас обеих.

Закипел чайник. Светка, ополоснув кипятком заварник, насыпала из пачки чай и залила его кипятком, чтобы настоялся.

- А на дом что-нибудь задавали?

- Задавали, потом из дневника перепишешь.

- Светка, ты знаешь, мне сегодня наша Елизавета допрос с пристрастием учинила.

- Да ты что, прямо-таки допрос?

- Конечно, не допрос, это я так, образно, сказала. Короче, я сама прокололась.

- Как это, прокололась?

- Да как, как. Очень просто. Ладно, расскажу по порядку. Когда заканчивался последний урок, Елизавета сказала: «Все свободны, а Паршина останься». Я вначале вообще не поняла, зачем она меня после уроков оставила. Потом она мне говорит: «Читай свое сочинение». А что мне его читать, если я его сама написала. Я подумала, что она сомневается в том, писала ли я это сочинение сама или списала откуда-то. А она мне тогда дает чистые листы и говорит: «Пиши при мне», типа хочет убедиться. Когда начала писать, она время у меня спросила. Я ей сказала и пишу дальше, как последняя дура, даже мысли не мелькнуло, что здесь кроется подвох.

- Так в чем подвох?

- Подвох в том, что, когда я закончила писать сочинение, она снова у меня время спросила. Короче, писала я час пятнадцать, а на уроке на сочинение отводилось сорок минут, вот я и прокололась: получается, не могла я это сочинение на уроке написать. Ты бы видела Елизавету в это время, ну, прямо Шерлок Холмс в юбке со своим методом дедукции. Ей еще трубку для большей убедительности – и все было бы как у Конан Дойля.

- И чем все закончилось?

- Чем, чем. Извиняться я должна перед Кругловой в присутствии всего класса.

- Да, неприятно.

- Ой, Светка, не то слово. Даже представить себе не могу.

- Ладно, Эльвира, все перемелется. Давай лучше чай пить, пока еще не остыл.

И Света с Эльвирой сели пить чай.

 

 

-- -- --

 

 

Вера Ивановна, наконец-то, смогла дозвониться до лечащего врача.

- Доктор, скажите, как самочувствие Игоря Субботина и каков точный диагноз?

- Явного улучшения пока нет, болезнь прогрессирует. Предварительный диагноз подтвердился: у него, действительно, воспаление легких.

- Но разве воспаление может быть из-за того, что в речке искупался?

- Это зависит, в какую пору купаться. Чаще всего воспаление легких могут вызвать различные бактерии, вирус, стафиллококи, а также и чрезмерное переохлаждение организма. В вашем случае – как раз последнее.  Вы ему, извините, кто и как Вас зовут?

- Я его бабушка, Вера Ивановна.

- Так вот, уважаемая Вера Ивановна, пока это все, что я могу Вам сказать. Анализы взяты, курс лечения назначен. Организм молодой, думаю, что все обойдется.

- Спасибо, доктор.

- Пока не за что, делаем все возможное.

- Когда его можно навестить?

- Навестить можно в часы приема.

- Спасибо, доктор, до свидания.

- Всего доброго!

Вера Ивановна положила трубку телефона и подумала о том, что завтра нужно будет испечь пирожки, которые любит Игорь, и отнести ему передачу.

 

 

-- -- --

 

 

В понедельник, перед началом урока, ученики обсуждали, кто и как провел выходной день. Одни ездили копать картошку, другие вместе с родителями отдыхали на природе, а кто-то домашними делами занимался. Прозвенел звонок, и все расселись по своим местам. В класс вошла Елизавета Петровна.

- Здравствуйте!

- Здравствуйте, Елизавета Петровна.

- Кто сегодня отсутствует?

- Сегодня нет одного Субботина, - ответил дежурный.

- Кто-нибудь знает, по какой причине отсутствует Субботин? Ведь его и в прошлый раз на занятиях не было.

В классе стояла тишина.

- Значит, никто не знает, это плохо. Все сидящие в классе, несомненно, помнят тот неприятный инцидент, который произошел на уроке 3 сентября. Невольно, я была участником этого инцидента и своими словами обидела Настю Круглову, поэтому, считаю своим долгом принести Насте свои извинения.

Настя встала из-за парты.

- Настя! Поверь, я очень сожалею о случившемся. Прошу меня извинить и не держать обиды.

Вслед за Елизаветой Петровной, из-за парты вышла Эльвира Паршина и, подойдя к Насте, сказала:

- Настя! Я тоже хочу принести свои извинения. Прости меня, пожалуйста, за то, что наговорила на тебя, я искренне сожалею, что сделала это – ты ни в чем не виновата.

- Извинения приняты, - сказала Настя и села за парту. Щеки ее пылали, она никак не ожидала, что урок начнется с извинений в ее адрес.

- А сейчас продолжим урок, - сказала Елизавета Петровна.

Все ученики достали ручки, тетради и начали писать. Эльвира, сев за парту, тоже достала тетрадь и ручку и даже делала вид, что пишет, но думала она совсем о другом: о том, как трудно ей было произносить эти слова извинения, и хорошо, что сегодня нет Субботина, что он не видел и не слышал, как она унижается перед Кругловой. А, правда, почему его в школе нет? Надо ему позвонить, узнать. Хоть он и просил ему не звонить, но это не тот случай.

Настя тоже подумала об Игоре. Очень жаль, что именно сегодня нет Игоря в классе, и он не слышал, как перед ней извинялась виновная в «этом неприятном инциденте», как сказала Елизавета Петровна. Жаль, что я не знаю номера его домашнего телефона и адреса. В справочной службе не скажут номер телефона без адреса абонента, и  у одноклассников спрашивать как-то неудобно.

Прозвенел звонок, все встали и начали собирать свои вещи. Следующим уроком по расписанию была физика, поэтому им всем нужно было перейти в кабинет физики и подготовиться к лабораторной работе.

 

Катушки Мишина ссылка

ekaterinburg.zdravklub.com

купить аттестат об окончании 11 классов в Новокузнецке ссылка

novokuznetsk.diplom-register.com